12 смотр.

За что Гитлер отстранил командующего наступлением на Москву Федора фон Бока

Командующий группой «Центр» Федор фон Бок слал отчаянные доклады в ставку Гитлера: «Войска истощены, резервы отсутствуют, на всю 4-ю армию нет ни одного исправного танка». Получая директивы от главнокомандующего, не мог поверить, что его рапорты доходят без искажения. Он прорвался через голову начальства и получил настоятельное дружеское пожелание «взять отпуск по болезни».

Федор фон Бок – офицер и человек

К моменту наступления немецких войск на Москву командующему группой «Центр» фельдмаршалу Федору фон Боку исполнился 61 год. Потомственный военный, сын офицера, заслужившего дворянство на полях сражений, фон Бок всю жизнь посвятил армии.

Федор фон Бок был человек с принципами. Во время Второй мировой войны он вел дневник, со страниц которого выступает ироничный, наблюдательный и преданный своей профессии офицер.

За его плечами были руководство оккупационными войсками в Австрии; успешные операции в Чехословакии, Бельгии и Голландии, Польская кампания. Под командованием фон Бока немецкая армия разгромила французские войска у Дюнкерка.

В начале Великой Отечественной войны группа армии «Центр», как нож сквозь масло, прошла через Белоруссию и, задержавшись на пару недель на укрепленной «линии Сталина», двинулась дальше. В 20-х числах июля 1941 года войска группы «Центр» заняли Смоленск.

В Смоленск фон Бок перенес свою ставку. «Моя штаб-квартира переезжает в дневные детские ясли на западной окраине Смоленска; в яслях нет детей, зато много тараканов» — пишет он в дневнике. Отсюда должно было начаться наступление на Москву.

Фон Бок не воспринимал Красную Армию как серьезного противника. Успехи гитлеровский войск в первые месяцы войны, сотни тысяч пленных, захваченная техника создавали впечатление, что и дальше сопротивления не последует. Это же и подтверждалось личным опытом. «Впечатление от созерцания десятков тысяч русских военнопленных, тащившихся почти без охраны в сторону Смоленска, ужасное. Эти смертельно уставшие и страдавшие от недоедания несчастные люди брели бесконечными колоннами по дороге мимо моей машины. Некоторые падали и умирали прямо на шоссе от полученных в боях ран», — писал фельдмаршал.

ЧИТАТЬ:  В чем отличие «народа» от «людей»

Свою ошибку он признает уже под Москвой за неделю до отзыва в Ставку Гитлера: «Сражения последних 14 дней показали, что «полное уничтожение» противостоящей нам русской армии является не более чем фантазией».

Фюрер запретил входить в Москву

План Гитлера в части взятия Москвы был поистине наполеоновским: торжественно въехать в захваченный город, пусть не на белом коне, но на бронированном автомобиле под охраной моторизованных войск СС. Группе «Центр» отводилась роль обеспечивающего подразделения: войскам Федора фон Бока следовало окружить столицу СССР на уровне примерно 45 километров от Кремля и обеспечить коридор для проезда дивизии СС.

О том, что фюрер запретил входить в Москву и распорядился «запечатать» столицу в пределах Окружной железной дороги, фельдмаршал узнал только 13 октября 1941 года, когда у него не осталось достаточных количества войск.

К этому времени атака на Москву фактически захлебнулась. Группа армий «Центр» не удалось прорваться к границам города ни на одном из участков фронта. Пределом немецкого наступления было не более 30 км, да и с этих позиций гитлеровцы были немедленно отброшены.

Анализируя причины кризисной ситуации под Москвой, Федор фон Бок расставляет обстоятельства следующим образом:

1. осенняя грязь;

2. провал с железными дорогами;

3. недооценка противника.

При этом он считал, что поражением обязан «не столько ударной мощи русских, сколько полной потере боеспособности наших войск». Капризы российской погоды выводили его из себя. Осенью дороги были в жидкой грязи. «Русские беспокоят нас куда меньше, нежели слякоть и грязь», — полагал фон Бок, рапортуя в Ставку главнокомандующего. Однако проблемы с обеспечением, с невозможностью вовремя подтянуть технику и боевые машины не встретили понимания в Берлине. Фюрер «не склонен верить рапортам, и это неудивительно, так как пока не увидишь всю эту грязь и слякоть собственными глазами, трудно представить, что такое возможно».

ЧИТАТЬ:  Война бандитов и блатных в 90-е: кто победил

Когда в ноябре и дороги встали, начались лютые морозы с температурой до минус 35. Танки и моторизованная техника просто перестали заводиться. Случалось, что, отступая, немцам все это приходилось оставлять противнику.

В ответ фюрер издал приказ, в котором потребовал «держаться, не отступать дальше ни на шаг». По мнению Гитлера, раз группы армий «Север» и «Юг» в прочно удерживают позиции, то и группе армий «Центр», изначально обладающей большими ресурсами, это тем более по силам.

В результате в ходе второго этапа наступления на Москву немецкие войска потеряли свыше 155 тысяч убитыми и ранеными, около 800 танков, 300 орудий и минометов.

Кризис доверия

Будучи кадровым офицером, Федор фон Бок не мог не замечать огрехов главного командования. В дневнике он постоянно отмечает те или иные проблемы, возникающие по вине руководства. Однако его доклады во внимание зачастую не принимаются. Так, когда зашла речь о кризисе доверия, из ставки Гитлера был разослана телефонограмма, что требования предъявлять надо не к руководству, а к войскам, которые находятся на фронте под их командой.

Бестолковость начальства выводили сдержанного офицера из себя. «Для меня это просто шокирующее известие!» — пишет он в дневнике, узнав об очередном промахе командования.

Оставаясь верен себе, Фон Бок, когда 3-я танковая группа осведомилась, следует ли ей отстаивать плацдарма у Яхромы «любой ценой» в соответствии с приказом Гитлера «не отступать», послал ответ: «Только без ненужных жертв!»

На поражение под Москвой военное руководство Германии не могло не отреагировать. Упреждая возможные меры негативного характера, главнокомандующий сухопутными войсками Браухич настоятельно рекомендовал Федору фон Боку взять отпуск по болезни.

Физическое состояние фельдмаршала и в самом деле было плачевным. «Не знаю, сколько еще времени смогу оставаться на ногах», — писал он. Однако его беспокоило, не будет ли воспринят такой шаг как дезертирство. Его уверили, что все в порядке. Рапорт Гитлер подписал с припиской: «До полного выздоровления».

ЧИТАТЬ:  Спецоперация по ликвидации Джохара Дудаева: как это было

В Берлине фюрер лично принял Федора фон Бока, сердечно с ним поговорил.

Однако наслаждаться отпуском фельдмаршалу пришлось недолго. 16 января 1942 года его назначили командующим группы армии «Юг», но уже в июле снова отправили в резерв фюрера до конца войны.

Федор фон Бог погиб 4 мая 1945 года при бомбардировке окрестностей Берлина. Талантливый военачальник так больше и не пригодился – Гитлер признавался близкому окружению, что не может работать с людьми, которые имеют собственное мнение и готовы отстаивать его при любых обстоятельствах.

источник

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Другие интересные статьи

12 смотр.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 1 =